КОРНЕЙЧУК Б.В. ТРАНСФОРМАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ МИКРОЭКОНОМИКИ
СПб.: Изд-во СПбГПУ, 2003. – 88 с.

Микроэкономика есть наиболее консервативная часть экономической теории, ее содержание фактически оставалось неизменным последние сто лет. Вместе с тем экономическая реальность изменилась за это время коренным образом. Дело даже не в том, что сейчас используются принципиально новые технологии, предметы потребления и пр. Важнейшее отличие современных производительных сил состоит не столько в их составе и структуре, сколько в небывалой частоте изменений составляющих их элементов. Динамичность изменения компонентов производительных сил усиливается в последние десятилетия нарастающим темпом. Эта тенденция позволяет утверждать, что мировая цивилизация переходит в новую стадию развития, которая требует глубокого исследования и осмысления.

В сложившихся условиях необходимо привести базовые положения экономической теории в соответствие с реалиями современного динамичного общества. Эту работу следует начать именно с микроэкономических моделей, которые основаны на предположениях статичного типа. Так, традиционная модель потребления базируется на неизменной функции полезности, традиционная теория производства - на неизменной производственной функции и т.д. В статичных микроэкономических моделях изменение какого-либо числового параметра рассматривается в предложении «если бы». Так, в модели рыночного спроса изменение рыночной цены происходит лишь в мозге исследователя: «Если бы цена изначально была больше на 1 доллар, то объем спроса был бы меньше на 20 тонн».

Автор данной работы поставил перед собой цель преобразовать известные микроэкономические модели таким образом, чтобы они смогли описывать последствия реальных изменений экономических параметров. Основным понятием, на котором базируется предлагаемая концепция, является трансформация (от англ, transformation - преобразование). Данное понятие мы противопоставляем понятию «статика», но при этом не отождествляем его с понятием «динамика».

С самых широких позиций трансформация есть целенаправленное изменение состояния экономического объекта. Таким объектом может быть не только потребитель, производитель или фирма. Все более важную роль в экономике играет человек-творец, который преобразует себя в процессе целенаправленного творческого труда. Трактовка творческой личности как объекта и субъекта экономической трансформации обогащает и расширяет сложившуюся систему микроэкономических моделей.

Используемое нами понятие «трансформация» отличается от понятия «динамика» в следующих аспектах:

  1. трансформация есть целенаправленное изменение, в то время как динамика обычно трактуется просто как изменение во времени без учета тех целей, которые вызвали данное изменение,
  2. трансформация есть одноразовое изменение в конкретных условиях, в то время как под динамикой обычно понимают зависимость некоторого параметра от времени, т.е. функцию, заданную на достаточно широком множестве моментов времени,
  3. в механике «динамика» противопоставляется «кинематике»: первое понятие связано с внутренними причинами изменений, а второе описывает внешние проявления этих изменений. Однако в современной экономической науке термин «динамика» обычно используется для описания последствий влияния внутренних факторов, выразившихся в количественном изменении некоторых наблюдаемых параметров во времени. Таким образом, вместо общепринятого термина «экономическая динамика» следовало бы использовать термин «экономическая кинематика». Мы используем термин «трансформация» при исследовании внутренних факторов изменения экономического объекта, т.е. при исследовании экономической «динамики» в первоначальном (физическом) смысле этого слова,
  4. трансформация, в отличие от динамики, не всегда описывается изменением некоторого числового параметра во времени. Так, трансформация личности в процессе творческого труда может быть охарактеризована неизменным во времени показателем содержательности труда,
  5. понятие «трансформация» мы используем при описании простейших микроэкономических процессов, для которых можно установить жесткую причинно-следственную связь между воздействием некоторого фактора и последствиями этого воздействия. Вместе с тем термин «динамика» используется экономистами также при описании сложных макроэкономических процессов, вызванных одновременным воздействием большого числа разнообразных факторов, часть которых не может быть формализована и учтена.


Рис. 1. Трансакция как частный случай трансформации

Наше понятие «трансформация» является по сути обобщением понятия «трансакция» (от англ, transaction - сделка). Трансакция есть одноразовое изменение состояния экономических субъектов, совершивших сделку: каждый из них потерял право собственности на один актив и приобрел право собственности на другой.

Важнейшей характеристикой трансформации являются трансформационные издержки - затраты на осуществление целенаправленного изменения состояния экономического объекта. Понятие трансформационных издержек является по сути обобщением понятия трансакционных издержек, или затрат на проведение сделки. Однако в рассматриваемых нами микроэкономических моделях трансакционное взаимодействие различных экономических субъектов не рассматривается, а поэтому трансакционные издержки как таковые не учитываются.

Метод данного исследования заключается в развитии традиционных микроэкономических моделей путем включения в них дополнительных предположений о воздействии трансформационных факторов с одновременным исключением наименее реалистичных «статичных» предположений о неизменности тех или иных экономических показателей. Усовершенствованные таким способом модели мы называем трансформационными, а исходные модели - статичными, или традиционными.

Рассмотрим для примера простейшую статичную модель производства, в которой производственная функция полагается априори заданной и неизменной. Такое предположение было вполне реалистично для экономических условий конца XIX в., когда технологии оставались неизменными на протяжении многих лет. За этот период времени производитель накапливал практический опыт производства при всевозможных комбинациях затрат ресурсов и тем самым получал достоверную информацию о виде производственной функции. Установленные раз и навсегда равновесные затраты ресурсов обеспечивали ему максимальный выпуск в период статичного состояния производства. При этом среднегодовые издержки производителя, связанные с получением информации о производственной функции и определением параметров равновесия, являлись ничтожно малыми и ими можно было пренебрегать.

В современных экономических условиях, когда технологии производства сменяются чрезвычайно быстро, производитель не успевает приобрести опыт, необходимый для расчета параметров равновесия. Поэтому предположение о том, что производственная функция априори известна производителю, является уже совершенно нереалистичным. Для получения достоверной информации о виде этой функции производитель вынужден «экспериментировать», меняя затраты ресурсов, а это требует дополнительных трансформационных издержек. Мало того, в условиях «плавающей» производственной функции постоянно изменяются также равновесные объемы затрат ресурсов, что требует их фактического (а не умозрительного, как в статичной модели) изменения. Это обычно влечет на практике наем новых работников или увольнение уже имеющихся, что также связано с существенными трансформационными издержками.

Вообще, тенденция все более частой смены капитальных компонентов производственных сил в XXI в. ставит под сомнение целесообразность использования в микроэкономике аппарата производственных функций, которые на практике не могут быть достоверно определены в силу короткого периода применения соответствующих технологий. Более перспективно, на наш взгляд, использовать понятие цели производителя, которая может быть достигнута путем использования тех или иных наборов взаимозаменяемых ресурсов. С формальной точки зрения цель производителя задается одной известной изоквантой, которая с меньшими издержками может быть определена на практике по сравнению с производственной функцией, задаваемой бесконечным множеством изоквант.

Необходимо отметить, что понятия «трансформация» и «трансформационные издержки» по-разному трактуются разными экономистами. Так, А.Е. Шаститко определяет трансформационные издержки как элемент издержек производства, возникновение которых связанно с использованием ресурсов для производства продукта через изменение их физической формы, а также перемещением его в пространстве и (или) во времени [16, с. 560]. Из этого определения следует, что трансформация есть технологический, а не экономический процесс, при этом трансформационные издержки выступают как обычные издержки производства из традиционной неоклассической теории, названые «трансформационными» лишь для противопоставления их «трансакционным» издержкам из новой институциональной экономической теории. Приведенное выше определение фактически лишает исследователей возможности использовать емкий термин «трансформация» для описания процессов изменения экономических объектов. Характерно, что автор определяет «фундаментальную трансформацию» как превращение конкурентных отношений ex ante в отношения двусторонней зависимости expost (там же), приходя в противоречие со своим «технологическим» определением трансформационных издержек.

В нашей концепции трансформационные издержки могут включать в себя как технологические издержки неоклассической теории, так и трансакционные издержки новой институциональной школы, т.е. они не противопоставляются ни тому ни другому виду издержек. Противопоставление издержек основано на анализе характера изменений экономического объекта во времени. Трансформационные издержки обусловлены перманентным изменением объекта, или его экономической трансформацией.